» 7. Моральные дилеммы эвтаназия и другие проблемы жизни и смерти

7. Моральные дилеммы эвтаназия и другие проблемы жизни и смерти

Глава 7: МОРАЛЬНЫЕ ДИЛЕММЫ - ЭВТАНАЗИЯ И ДРУГИЕ ПРОБЛЕМЫ ЖИЗНИ И СМЕРТИ

СПИД - это проблема развития

Причина того, почему СПИД является таким щекотливым вопросом, заключается в том, что он затрагивает так много различных аспектов совести и морали. В разных культурах и народах в связи с этой проблемой возникают различные моральный дилеммы.

СПИД - это болезнь, которая процветает на почве бедности и развивается быстрее всего в самых бедных странах, где существует самая низкая по развитию инфраструктура здравоохранения или образования. Это означает, что в таких странах существующих медицинских ресурсов недостаточно для лечения огромного числа людей или для препятствия дальнейшему распространению болезни. Это также означает, что необходимо иметь целостный взгляд на проблему СПИДА - понимать, что СПИД - это проблема развития, а не только проблема здравоохранения. Например, каким уровнем знаний о СПИДе обладает молодая девушка, если она осталась сиротой в результате гражданской войны и может хоть как-то прокормить себя, продавая свое тело солдатам для сексуальных утех? Если вы желаете спасти жизни других таких же девушек, вам необходимо подумать о проектах по формированию доходов для этой страны, а также об образовательных программах.

Это можно сделать, например, предоставляя небольшие ссуды людям для организации своего собственного бизнеса. Усилий пяти женщин будет вполне достаточно, чтобы взять под залог швейную машинку, которая позволит им быть занятыми, и т.д.

Это установленный факт, что более образованные люди, а также люди с большими экономическими возможностями, в целом более способны следовать советам по заботе о своем здоровье. Но другой факт заключается в том, что распространение СПИДа - это один из быстрых способов развала экономики и остановки экономического развития.

Таким образом, проблемы ВИЧ и СПИДа должны быть частью каждой программы развития, касается ли это проекта по обеспечению чистой водой или по строительству новой школы. Просто включите эти вопросы во все, что вы делаете, для этого не нужно никаких дополнительных расходов. Самые лучшие программы чаще всего стоят меньше всего, потому что они задействуют местных жителей, которые распространяют необходимые знания о ВИЧ везде, где бывают. Это становится частью их повседневной жизни.

Народы, в который самый высокий уровень распространения болезни, имеют очень мало ресурсов. Это дилемма лечения.

В подобных ситуациях врачи и медсестры оказываются под сильным давлением в том, чтобы мудро использовать каждую дозу лекарства, чтобы помочь большему количеству людей с использованием менее затратных методов, вместо того, чтобы помочь только нескольким и отказать всем остальным.

Каждый день необходимо принимать трудные решения относительно того, что правильно, а что нет. Например, если в больнице есть запасы антивирусных лекарств, кто их получит и в течение какого периода времени? Одну и ту же сумму денег можно потратить, чтобы лечить антивирусными лекарствами трех человек на протяжении года или чтобы спасти жизнь сотен детей, больных малярией или дизентерией. Вы также можете дать людям, больным СПИДом, болеутоляющие средства, лекарства от диареи и антибиотики от инфекций дыхательных путей, тем самым, продлив многие жизни более эффективно. И вообще, правильно ли с моральной точки зрение использовать антивирусные лекарства в этой стране?

Даже несмотря на недавнее снижение цен, антивирусные препараты остаются одними из самых дорогостоящих (и ядовитых) в мире. Они все еще остаются недосягаемыми для обычных мужчин и женщин в большинстве стран мира. Должны ли больницы или клиники использовать государственный бюджет сферы здравоохранения или пожертвования от преуспевающих стран на покупку этих лекарств? Без правильного медицинского наблюдения больным людям очень опасно приобретать и использовать подобные лекарства.

В бедных странах невозможно потратить большую часть всего бюджета больницы или клиники на покупку лекарств для дорогостоящего лечения всего нескольких человек, который так и останутся не вылеченными. В лучшем случае, это продлит их жизнь на несколько месяцев. Может быть, это звучит жестоко, если речь идет лично о вас или о горячо любимых вами людях. Но в равной степени жестоко продлять жизнь одного человека на несколько месяцев ценой жизни сотен других людей, которые могут получить полное исцеление от других болезней.

Нормирование всегда было присуще людям. Это происходит в каждой государственной или частной клинике в любой стране мира. Врачи проводят нормирование в государственных больницах, страховые компании - в частных клиниках, устанавливая ограничения на количество оплаченных компанией медикаментов.

Означает ли это, что антивирусные лекарства не должны использоваться в бедных странах? Нет! Для начала кто-то может потратить собственные деньги на то, чтобы продлить себе жизнь. И это их личный выбор. Во-вторых, существуют доказательства того, что короткий курс приема антивирусных препаратов может спасти жизни нерожденного ребенка, если давать эти лекарства на последней стадии беременности или во время родов. Короткий курс лечения может также спасти жизнь врача или медсестры, которые случайно оказались зараженными ВИЧ.

Мне кажется, самым правильным использованием антивирусных препаратов является короткий курс лечения с целью предотвращения заражения, а не продление жизни тех, кто уже заражен. Таким образом, использование антивирусных лекарств беременными женщинами должно стать частью программы профилактики. Это стоит дорого.

Это очень щепетильная тема.

Вверх

Профилактика должна быть на первом месте

Профилактика ДОЛЖНА стоят на первом месте по сравнению с заботой, если мы хотим остановить поток смертей от СПИДа.

У вас есть только сегодняшний день, чтобы спасти кого-то от заражения ВИЧ. Если вам это не удастся - следующее десятилетие уйдет на лечение этих людей.

Один случай предохранения от заражения - это одна спасенная жизнь. Это защита для целой семьи.

Один случай предохранения от заражения - это сотни жизней спасенных за последующее десятилетие, потому что ВИЧ имеет тенденцию к распространению.

Часть проблемы заключается в том, что люди всегда стремятся восполнить непосредственные нужды того, о ком заботятся. Часто, результатом этого может стать катастрофа.

Особенно часто так происходит в церквях и в христианских программах, движимых состраданием к больным и ранимым. Они ощущают острую необходимость проявить безусловную Божью любовь ко всем ВИЧ инфицированным . И это правильно ! Но мы НЕ ДОЛЖНЫ пренебрегать возможностью предотвратить огромное число других трагедий.

Какой смысл строить прекрасную больницу, если каждый попадающий туда человек уже безнадежно болен тем заболеванием, которое можно было легко предотвратить. Что будет лучше - просто слепо заботиться о людях, проявляя бесконечное сострадание до тех пор, пока не вымрет весь город или же найти корень проблемы и уничтожить его?

Беда в том, что забота популярна, а профилактика - нет. Общество готово потратить миллионы на постройку больницы, но всего несколько тысяч на финансирование лекторов. Это полное безумие. Церкви будут отдавать здания под клиники, направлять туда людей для работы, но при этом не потратят ни копейки на проведение образовательных программ среди молодежи своего региона.

Представьте, что над перегруженной трассой в Мумбаи была построена эстакада. Но она была недостроена. Одной дождливой ночью предупреждающий указатель сдуло ветром, и поток легковых машин и грузовиков направился на эстакаду. В темноте, под проливным дождем они падали с недостроенного моста с высоты 10 метров . Будучи доктором, я стараюсь всем помочь. Пытаюсь вытащить серьезно раненого мужчину из грузовика. В это время возле меня падает еще одна машина, в которой целая пострадавшая семья. Я кидаюсь от машины к машине, прося других людей помочь мне и вызывать скорую помощь.

Но подобное поведение является глупой, неправильной, пусть и с благими намерениями, но бессмысленной ерундой.

Каждые десять секунд еще одна машина падает с моста и разбивается о землю.

Я должен оторваться от больных и умирающих, не обращать внимания на их крики и боль и со всех ног бежать туда, куда унесло указатель, предупреждающий о том, что эстакада не достроена. Я должен поднять этот указатель и установить его на прежнее место, чтобы не позволить другим машинам въехать на недостроенную эстакаду. Мне надо перегородить дорогу, разжечь огонь, сделать все возможное, чтобы предотвратить тысячу других трагедий.

Но когда дело доходит до проблемы СПИДа, я вижу как церкви, организации и отдельные личности бегут на помощь сломя голову, не вкладывая и десятой доли этих усилий в предотвращение последующих смертей. Каждый ВИЧ инфицированный человек, обращающийся к вам за помощью, - это человек, которого вы не сможете вылечить. И каждый этот случай заражения можно было предотвратить. Вот почему мы ДОЛЖНЫ сфокусировать свое внимание на профилактике.

Мой друг по имени Фил Волл начал самую большую когда либо существовавшую программу по борьбе со СПИДом среди детей-сирот. Программа называется «ВИЧ Надежда» и работает по замечательной схеме. Я горжусь тем, что связан с осуществлением этой программы. Но Фил Волл понимает также, что мы не должны упускать из вида профилактику ради следующего поколения детей, которые хотят вырасти при живых родителях.

Каждой церкви, организации по оказанию помощи или по содействию бросается определенный вызов: посмотрите какая часть вашего бюджета направляется на работу связанную с проблемой ВИЧ.

Тратьте столько же долларов, шиллингов, фунтов на спасение жизней через профилактику, сколько вы тратите на оказание помощи ВИЧ инфицированным. Это будет трудной задачей, потому что очень легко получить большую сумму денег на лечения. Но это так недальновидно! Не удивительно, что мы проигрываем эту всемирную битву со СПИДом. Не удивительно, что число людей, которые ежедневно заражаются ВИЧ, в два раза больше того числа, которое было несколько лет назад.

Профилактика действенна!

Вверх

Эвтаназия и депрессия - слово к тем, что проявляет заботу о других

Я помню, как посетил одного мужчину, который уже умирал. Он попросил меня проявить к нему милость и позволить ему умереть. Эвтаназия буквально означает «милостивая смерть». В некоторых странах подобная практика является легальной. Почему он просил меня об этом? Он не испытывал боли по причине правильного использования болеутоляющих средств. Он не ощущал приступов тошноты. У него был очень легкий кашель, но питался он довольно хорошо. Он был в здравом разуме, но был прикован к постели и не мог ходить. Он знал, что умирает, и говорил об этом свободно, без страха. Он имел веру и знал , куда пойдет после смерти .

Он ощущал , что его жизнь утратила смысл . Он чувствовал, что предпочел бы быть мертвым, чем продолжать такую жизнь. Некоторые врачи в некоторых странах позволили бы ему умереть. И уже на следующее утро он лежал бы в гробу. Но посмотрите на эту ситуацию повнимательнее: много различных переживаний сплетены здесь воедино и их необходимо отделить друг от друга. Он ощущал, что является бременем для своей жены. У них был счастливый брак, но болезнь разрушала его. Он всегда был лидером в семье, а теперь ощущал себя беспомощным.

Обычно, когда люди просят об эвтаназии, основным решающим фактором в этом является то, что они чувствуют себя «бременем для других людей». Если мы сдадимся и согласимся, то таким образом начнем убивать людей, которые ощущают, что причиняют слишком много проблем своей семье или друзьям. Это опасное направление. Таким образом, мы убиваем людей только потому, что их друзья, партнеры или дети «сыты ими по горло» или обижены. Как вы будете решать - действительно ли вам согласиться на эвтаназию, потому что человек стал слишком большой обузой для других или не согласиться, сказав, что окружающие его люди неплохо справляются с проблемой?

Иногда меня просят «забрать куда-нибудь» человека - это означает положить его в больницу или хоспис. В доме нарастает напряжение, и в отношениях уже не осталось любви. Скорее всего, ее не существовало уже на протяжении долгих лет. В таких случаях человек, осуществляющий заботу о больном, отводит меня в сторону и говорит: «Я бы хотел, чтобы его куда-нибудь забрали». И в данном случае мой первых приоритет заключается в том, чтобы дать возможность человеку умереть дома, если он этого хочет.

По этой причине очень важно предоставить заботу и поддержку родным и друзьям, создав таким образом подходящую атмосферу, чтобы больной человек мог умереть дома. Есть такие случаи, когда человека все же нужно поместить в больницу «по социальным причинам». Это обычно означает, что он не может получить надлежащую заботу дома. Вы не можете заставить людей заботиться о больном. Также члены семьи не всегда имеют физические возможности делать это. Дом может оказаться не подходящим местом, а может быть, у больного человека вообще нет дома. Однако, какой бы не была ситуация, необходимо создать такие условия, в которых больному хотелось бы находиться. Семейная атмосфера негодования, враждебности или напряжения производит невероятное, невыносимое напряжение для больного человека. В такой атмосфере больные люди чувствуют себя вынужденными вернуться в больницу или даже просить об эвтаназии.

Второй причиной, по которой многие люди просят об эвтаназии, является депрессия. Я не имею в виду естественную грусть. Быть охваченным грустью по причине утраты любимых людей, из-за потери сил и из-за разрушения надежд на будущее - это естественно и нормально. Показное веселье в подобных обстоятельствах неестественно и ненормально. Естественная грусть не является депрессией. Депрессия - это ощущение грусти, по своим пропорциям не соответствующее ситуации.

Подобное преувеличение естественных эмоций может быть вызвано различными причинами, включая гормональные перемены в организме. Это требует лечения. Временами это бывает по причине большого количества незначительных или значительных трагических событий, переживания от которых долгое время держались внутри, не находя себе выход через слезы. За маской счастья скрывалась растущая гора скорби о различных потерях и утратах. В конце концов что-то происходит и маска падает. Человек больше не может больше сдерживать лавину чувств. Провален экзамен или взломана дверь в дом - и у человека наступает сильнейший эмоциональный срыв. Люди думают про себя, что они просто неуравновешенны - постоянно плачут без каких-либо видимых причин. А все это потому, что на протяжении долгого времени они оставляли без должного внимания различные эмоциональные раны и утраты. У многих во взрослом возрасте происходят срывы по причине сексуального насилия со стороны, имевшего места еще в детстве, долгие годы это держалось в строгом секрете.

Когда человек находится в депрессии, он или она теряют чувство собственного достоинства. Все кажется бесполезным и безнадежным. Для всего требуются усилия, в результате человек замыкается на себе или чувствует себя обузой для других людей. Самоубийство становится обычным явлением для многих стран. В действительности, самые преуспевающие страны мира имеют самый высокий уровень самоубийств - за деньги нельзя купить внутреннее удовлетворение и покой, цель в жизни, чувство значимости или любовь. Все это вы встретите в изобилии в самых бедных странах мира. Я видел такую ясность духа у людей, живущих в трущобах в Калькутте, и среди нищих в Уганде, какую редко можно найти в Европе или в Америке.

Если человек очень болен, он не сможет совершить самоубийство без посторонней помощи. Будете ли вы сидеть и спокойно наблюдать за тем, как ваш друг, находящийся в депрессии, но физически здоровый, проглатывает сотню таблеток, не пытаясь его остановить? Нет. Также вы не дадите человеку пузырек с этими таблетками, если он сам не может ходить. Видите, депрессия довольно обычна для людей, которые больны. Когда тело физически истощено, это может влиять на мозг. И человек начинает ощущать огромное уныние. Иногда это происходит из-за химического дисбаланса в крови, вызванного болезнью.

Тот, кто одобряет эвтаназию, должен иметь абсолютную уверенность в том, что человек имеет просто естественную грусть и не находится в депрессии. Каждый врач знает, как тяжело бывает провести границу между тем и этим. Депрессия всегда прекращается на время, не зависимо от применения лекарств. Хотя лечение может сократить ее протяженность. Убьете ли вы человека, который эмоционально нездоров и чье состояние через несколько недель может измениться? Убьете ли вы человека, который ощущает бремя на душе из-за давления таких обстоятельств, о которых вы можете не знать? Да. Вы можете сказать «да», потому что вам кажется ужасной такая жизнь. Но кто дал вам право судить?

Многим людям очень эмоционально тяжело находиться с больным человеком. Очень часто раздаются телефонные звонки от людей, даже от тех, кто профессионально обучен уходу за больными. Они бывают неспособны справиться со своим собственным беспокойством. Вы можете таким образом убить человека из-за того, что ваши личные проблемы дают знать о себе и провоцируют определенную реакцию на просьбу больного человека. Ваша личная реакция, настроение больного человека и давление со стороны других людей создают почву для необдуманного, необратимого по своей сути поступка

Если вас еще не убедили мои слова, то представьте, если бы вы сами были врачом или медсестрой - и особенно, если бы вам постоянно приходилось осуществлять заботу об умирающих людях. Медсестра, посещающая умирающих пациентов, может приобрести репутацию «ангела смерти». И когда она посещает кого-то, лежащего на соседней от вас больничной кровати или живущего в соседней квартире - вы знаете, что смерть где-то поблизости.

Врачи и медсестры находятся в очень уязвимом положении. Если возникнет хоть малейшее подозрение, основанное на фактах, что человек не умер сам, а произошло убийство, мы потеряем всякое доверие от пациентов и коллег. Это самое серьезное предупреждение для вас. Если вы практикуете эвтаназию как часть заботы об умирающих, вы тем самым пилите сук, на котором сидите. Тем самым вы дискредитируете себя и всю систему ухода за неизлечимыми больными или умирающими. Это и так является той сферой, которая отпугивает многих людей.

По моему личному мнению, причинять вред пациенту является нарушением древней клятвы Гиппократа. Будучи врачом, я понимаю, как мы все устроены. Нет ничего более живого, чем сама жизнь . В ней содержится тайна. Никто не может создать жизнь . Жизнь следует уважать . Аборты и другие подобные вещи удешевили человеческую жизнь. Я убежден, что с человеческой жизнью необходимо обращаться с наибольшим уважением. Я никогда не соглашусь совершить эвтаназию и верю, что мужчине, о котором я рассказывал в начале главы, полегчало на душе, когда я сказал ему об этом. Я освободил его от невыносимого груза . Я объяснил , что эвтаназия - не выход . Если бы я согласился, то это заставило бы его столкнуться с ужасным чувством долга. Этот человек был необычным. Большинство людей, просящих об эвтаназии, делают это по причине невозможности устранения боли или других симптомов болезни с помощью лекарств. При правильном контроле за симптомами болезни и при предоставлении надлежащей информации, страх о том, что будет дальше, просто исчезает.

К счастью, те, кто пытаются совершить эвтаназию, чаще всего терпят неудачу - даже врачи. Я помню, как пришел навестить одну пациентку и, глядя на схему принятия лекарств, сильно удивился тому, что недавно ей были сделаны три инъекции с завышенной дозой лекарства. Она даже не знала об этом. Она не умоляла об эвтаназии. Она все же осталась жива после тех инъекций и спокойно умерла в свое время через пару недель. Персонал больницы не смог справиться со своими собственными переживаниями. Давайте не будем мнить из себя Бога, находясь за закрытыми дверями, там, где никто не видит. Давайте не позволять людям пытаться контролировать продолжительности своей жизни. И давайте будем делать это с достоинством, самоуважением и уважением к человеческой жизни.

Вверх

Отказ в лечении

Мы должны уметь различать между отказом в лечении и эвтаназией. Принятие тщательно продуманного решения о том, чтобы не начинать определенный курс лечения или о том, чтобы прекратить тот, который искусственно продляет жизнь или причиняет страдания умирающему человеку, для которого нет шансов на выздоровление - это не эвтаназия. Родственники, друзья, сам пациент и персонал больницы могут быть вовлечены в принятие решения, хотя ответственность за это решение полностью лежит на лечащем враче.

Человек, серьезно больной неизлечимой болезнью, может решить, что не вынесет еще одного этапа анализов и специального лечения и захочет остаться дома умирать. Больной раком может не согласиться на радикальную операцию. Большинство больных раком или СПИДом умирают от инфекции дыхательных путей. Пневмонию всегда называли «другом пожилых людей», потому что она позволяет измученному телу умереть спокойно. Вмешательство с использованием инвазивного метода лечения, даже если он доступен, не всегда правильно.

Многие люди боятся смерти . Они рассматривают смерть как поражение . Слишком часто люди имеют сильную эмоциональную привязанность к умирающему человеку, не давая тем самым ему спокойно уйти. Неспособность контролировать свои чувства в этой ситуации, неспособность рассматривать смерть как естественное завершение процесса жизни заставляет многих врачей, особенно хирургов, совершать немыслимые операции, назначать различные курсы лечения и процедуры с целью бороться до конца, чего бы это ни стоило. Тем самым врачи пытаются вылечить свои собственные болезни. Врачи чувствуют себя виноватыми за то, что дали пациенту надежду. А в результате пациенту стало хуже, что привело его к разочарованию и озлоблению. В таких ситуациях врачи чувствуют себя обязанными сделать что-то, чтобы помочь.

Последствия могут быть катастрофическими. Мы должны научиться позволять телу умирать. Каждый год вновь появляющиеся медицинские методы делают смерть менее реальной. В некоторых странах врачи могут поддерживать тело человека, не имеющее мозга, теплым и здоровым. И это нельзя назвать медициной. Это сумасшествие антигуманной науки.

«Завещание о жизни» (документ, выражающий волю завещателя, чтобы ему дали умереть без аппаратуры, искусственно поддерживающей жизнь)

По причине существования того, что многие в преуспевающих странах рассматривают как плохое здравоохранение, люди теперь записывают и оформляют юридически «завещание» о том, как с ними следует обращаться в конце жизни. Общение всегда было хорошей вещью, и поэтому необходимо содействовать всему, что помогает врачу лучше понять желания своих пациентов. Приятие некоторых решений относительно лечения может быть довольно трудным, и поэтому ясно выраженное мнение самого пациента может быть очень полезным, даже если оно было оформлено письменно заранее.

Бывает очень трудно позволить человеку умереть, я не говорю об эвтаназии, которая является умышленным действием, нацеленным на то, чтобы убить. Если бы я умирал от какой-то болезни со многими осложнениями, я бы очень ясно дал понять моему лечащему врачу, что следующая пневмония станет для меня последней. Нет нужды в том, чтобы «усиленно бороться за жизнь», когда конец уже так близок. Так зачем же накачивать меня антибиотиками?

Однако, как только письменные директивы были оформлены официально, врачу грозит судебное расследование, если завещание, независимо от обстоятельств, не было выполнено дословно. Но как вы можете согласиться с этим, если думали, что человек мог написать завещание находясь в депрессии, под чьим-то давлением или ощущая себя обузой для родных? Как вы можете быть уверены, что все условия были действительно обговорены и поняты? Также есть сомнение в нашей способности правильно ставить диагнозы и делать прогнозы. Все эти моменты также затрагиваются в дебатах об эвтаназии. Многие судебные эксперты говорят о том, что принятие парламентом законов о «Завещании о жизни» или «Преждевременных директив» может стать прикрытием для легализованной эвтаназии.

Участие полиции, судей, присяжных и угроза тюремного заключения - это не подходящий способ заботы об умирающем. Гораздо лучше содействовать общению, сострадательному отношению и правильному лечению, принимая при этом во внимание желания каждого отдельного больного.

Вверх

Самоубийство

Самоубийство - это распространенное явление среди больных СПИДом, обычно на ранней стадии болезни. Но также это часто происходит среди тех, кто только узнал о позитивной реакции, особенно если после анализа человек не получил надлежащей консультации. Также растет количество людей, совершающих самоубийство из-за своего подозрения о наличии болезни.

Когда человек теряет работу, его выгоняют из дома, семья и друзья отвергают его - не удивительно, что у такого человека будут появляться мысли о самоубийстве. Легко можно представить, как люди будут смотреть на этого человека на улице, шептаться у него за спиной. Это реально . Новости о СПИДе распространяются очень быстро. Нам необходимо показать, что мы действительно заботимся о таких людях, чтобы ВИЧ инфицированные люди чувствовали себя принятыми и любимыми. Когда кто-то находится в депрессии, то стоит спросить его о том, приходили ли к нему мысли о самоубийстве. Возможно, вы боитесь, что таким вопросом только подтолкнете человека к самоубийству. Нет , этого не пройдет . Но ответ человека в этой ситуации жизненно важен.

Если он отвечает отрицательно, тогда совершение им самоубийства маловероятно. Если же человек отвечает вам «да», спросите думал ли он о том, каким образом хочет уйти из жизни. Большинство людей не думают. Но тот человек, который во всех подробностях описывает вам, как бы он убил себя - находится в большой опасности.

Необходимо сообщить об этом врачу, а этого человека необходимо обратиться за медицинской помощью. Таблетки и другие орудия его замысла необходимо уничтожить. Чаще всего человек с намерением самоубийства держит такие предметы в секрете.

Однако, угрозы самоубийства могут быть очень хорошим способом шантажа: «Если ты бросишь меня, я брошусь под поезд» или «если ты уедешь на каникулы на две недели, я утоплюсь. Меня уже не будет, когда ты вернешься». Но как и в случае с эвтаназией, совершить самоубийство гораздо труднее, чем кажется. Последствия таких попыток могут быть ужасными.

Самоубийство - это чаще всего крик о помощи. Особенно трагично, когда человек выпивает 20 таблеток парацетамола, ожидая, что от них он уснет навсегда. Но проходит время, человек обращается к врачу со смущенным видом. С его стороны это был крик о помощи, а не серьезная попытка самоубийства. Но парацетамол разрушил ему печень. Через несколько дней этот человек начинает умирать ужасной смертью и через неделю он уже мертв. Многие продаваемые без рецепта препараты содержат парацетамол .

Вверх

Тест на ВИЧ без согласия человека или принудительное тестирование

В некоторых странах, врач, делающий анализ на ВИЧ без предварительного согласия пациента может лишиться лицензии или подвергнуться судебному преследованию. Однако, в определенных обстоятельствах большинство врачей так делают обычно, когда они уверены, что жизнь пациента может находиться в опасности из-за незнания что у него ВИЧ или СПИД.

Это делается с целью защиты ВИЧ инфицированных. Больные люди нуждаются в защите, потому что, хотя на протяжении многих лет у них отсутствовали какие-либо признаки болезни, это очень тяжело хранить в секрете внутри себя. Знание о том, что ты ВИЧ инфицированы может быть разрушительным для жизни человека. В результате подобного знания люди теряют работу, дом, друзей и партнеров. Они не могут воспользоваться ипотекой, взять ссудой на покупку автомобиля или застраховать свою жизнь.

Как ни странно, но другой причиной для подобных инструкций является защита общества. Осуществление контроля за венерическими болезнями всегда было трудной задачей, потому что люди неохотно ищут помощи у врачей, в результате чего болезнь остается не вылеченной и ею заражается еще больше людей. Весь нравственный облик клиники заключается в том, чтобы стремиться создать для больных атмосферу толерантности, не осуждения, чтобы они чувствовали, могут обратиться туда в любой момент. Клиники гордятся собой, если к ним приезжают пациенты издалека по причине благоприятной атмосферы в самой больнице. Поведение с осуждением или снисхождением отталкивает людей, и они продолжают заражать других. Это загоняет проблему «в подполье», ставя под угрозу здоровье всего общества.

Если люди будут бояться того, что во время посещения больницы по какой-либо не связанной со СПИДом причине или во время приготовления к операции, анализ их крови будет в плановом порядке проверен на ВИЧ, то это приведет только к одному: многие будут бояться вообще обращаться за медицинской помощью. Люди будут умирать дома от аппендицита или от излечимых инфекционных заболеваний дыхательных путей, развивающихся в результате СПИДа. Но вся проблема так и останется в тени .

Представьте себя на месте хирурга: должен ли он знать, когда ему нужно быть особенно осторожным, чтобы не порезаться и не пораниться во время операции? Будет неправильно с его стороны отказать в операции больному человеку, но как быть с теми ВИЧ инфицированными, которые хотят сделать косметическую операцию? Будет ли это правильным со стороны больного просить хирурга идти на подобный риск?

В приемных покоях большинства больниц сейчас используется бумажная лента для заклеивания мелких ранок, вместо того, чтобы зашивать их. Чаще всего это даже лучше, чем зашивать, потому что шов может загноиться и вызвать тем самым определенную реакцию организма. Для соединения разреза после операции могут использоваться металлические скобы. Было предложено использовать их на постоянной основе.

Реальный факт заключается в том, что за последующие пару десятилетий очень много врачей и медсестер умрут от СПИДа, если только не будет изобретено лекарство или вакцина. Случаи уколов или порезов во время операций случаются каждый день в любой больнице, некоторый из них слишком незначительны, чтобы сообщать о них, но каждый из них несет в себе определенный риск заражения ВИЧ. В такой стране как Малави, студенту медицинского института, желающего стать врачом, необходимо заранее подумать о том, какой опасности подвергнется его жизнь, потому что в этой стране половина пациентов больниц ВИЧ инфицированные.

Аргументом в пользу выборочного тестирования (т.е. без согласия пациента) может быть то, что в противном случае нужно считать пациентов ВИЧ инфицированными и соблюдать особые меры предосторожности. Из-за этого время может быть потрачено зря, а жизни потеряны. Некоторые страны собираются принуждать определенных групп людей к тестированию. Новобранцы в США должны быть проверены на ВИЧ в обязательном порядке. В Ираке тестирование должны пройти все туристы, пребывающие в стране долгое время. Я думаю, что многие люди готовы лучше исчезнуть, чем согласиться на тестирование.

Как бы то ни было, тестирование на ВИЧ станет частью обычного приготовления больного к операции в большинстве стран, если только не будет создано лекарство. Хирурги могут оправдывать подобный подход тем, что это делается в интересах самого больного по тем соображениям, что повышение температуры и инфекционные заболевания дыхательных путей могут быть ошибочно приняты за естественные последствия анестезии и хирургического вмешательства. В результате этого больному не будет обеспечено надлежащее лечение, что может иметь серьезные последствия для здоровья.

Настроение общества стремительно меняется во многих странах. Например, в США присяжные в суде вынесли вердикт о том, что женщина совершила мошенничество, не сообщив о своем заболевании СПИДом операционной бригаде перед операцией на молочной железе. Одна из членов операционной бригады случайно порезалась скальпелем и заразилась ВИЧ. Ей присудили денежную компенсацию в размере больше 100 000 долларов.

В больницах тестированию на ВИЧ будут подвергаться практически все пациенты, имеющие любые странные симптомы. СПИД - это очень сложное заболевание, поскольку он делает организм человека незащищенным для любых болезней. Он должен быть включен в список болезней, которыми врач может заразиться. В преуспевающих странах, имеющих широкий доступ к антивирусным препаратам, тестирование без согласия пациента станет широко распространенным и оправданным тем, что немедленное лечение с использованием антивирусных препаратов может продлить жизнь больного. На самом деле у этого могут быть совсем другие мотивы.

Это может показаться шокирующим - тестировать людей без их согласия. Но мы же уже делаем что-то подобное на протяжении долгих лет: тестирование на сифилис является обычным по тем же самым причинам, что и тестирование на ВИЧ. СПИД имитирует такое огромное количество болезней. Больные могут даже не узнать результатов тестирования. В действительности, огромное количество анализов крови делается с так называемым «подразумеваемым согласием пациента». Согласившись обратиться за помощью в больницу, пациент принимает прописанный ему курс лечения. Тем самым, он дает и согласие на забор крови «для различный целей» ? например, узнать, нет ли у него анемии.

Тем не менее, самая большая проблема заключается в том, чтобы сохранить результаты в строгой конфиденциальности. Работникам сферы медицины следует совершенствоваться в этом, особенно семейным врачам и врачам по профессиональным болезням на рабочих местах.

Очень важно предоставлять пациентам консультацию после получения положительного результата на ВИЧ. Как мы уже видели, это не является редкостью, когда люди совершают самоубийства, узнав, что они ВИЧ инфицированы.

Вверх

Секс в отместку и другие ситуации

Что вам делать, если вы знаете ВИЧ инфицированного человека, который, затаив обиду на весь мир, решил отомстить, заражая других людей ВИЧ инфекцией через многочисленные сексуальные контакты? Один мужчина, посетивший Нью Йорк, однажды проснувшись после очередного свидания, обнаружил на зеркале следующую надпись: «Добро пожаловать в клуб больных СПИДом!» Он теперь ВИЧ инфицирован! Один мужчина был убит, когда после сексуального контакта с другим мужчиной он сообщил ему, что ВИЧ инфицирован. Таким образом, он решил посмеяться над тем, которого только что заразил, и в этом была его ошибка.

Это поднимает другие вопросы в отношении конфиденциальности. ВИЧ инфицированный мужчина не собирается говорить об этом своей жене, которая мечтает иметь ребенка. Если она также ВИЧ инфицирована, то беременность может закончиться летально для нее и ее ребенка. Будете ли вы просто сидеть и ждать неизбежного? Вопрос человеческих прав всегда очень сложен. Вы не можете иметь права без обязанностей. Если кто-то подвергся сексуальному насилию, имеет ли он право настаивать на тестировании насильника на ВИЧ?

Многие врачи признают, что есть та небольшая группа людей, которая может воспользоваться своим правом на конфиденциальность для того, чтобы заражать других. Подобное практикуется среди пациентов венерологических клиник . Некоторые буквально принуждают к сексуальным контактам других, используя принуждение как последнее средство, если человек не поддался уговорам.

Особое беспокойство вызывает тот факт, что все больше людей, знающих о том, что они ВИЧ инфицированные, через некоторое время обращаются в больницу с новой инфекцией ? с гонореей, например. Это может быть результатом неразборчивых сексуальных связей без использования презерватива, когда ВИЧ инфицированный человек сознательно подвергал других опасности заразиться.

Некоторые считают, что ради безопасности общества проституткам нельзя разрешать заниматься своей деятельностью в случае если они ВИЧ инфицированные. Но на словах это сделать гораздо легче, чем на деле. Такое возможно только в случае, если проституция в стране легализована, и правительство выдает лицензии борделям. Как вы думаете, сколько мужчин ежегодно пользуются услугами проституток? В некоторых странах около 10 000!

Другая проблема заключается в том, что меры контроля могут возыметь обратное действие и только ухудшить ситуацию. Например, активизация борьбы полиции с сексуальной индустрией в Тайване привело к тому, что людей буквально принуждали признаваться, если у них есть хоть малейшее подозрение на ВИЧ инфекцию. В результате, это только усложнило работу врачей по контролю за распространением болезни.

Вверх

Сексуальное образование в школах

В то время, как ВИЧ инфекция поднимает множество вопросов, то же самое делает и задача профилактики СПИДа, особенно среди молодых людей в различных учебных заведениях. О чем следует говорить? Какой возраст подходит для проведения подобных лекций? Можно ли позволить отказаться от присутствия на подобных лекциях? Многие боятся того, что определенные группы будут использовать СПИД в качестве платформы либо для усиленной пропаганды гомосексуального образа жизни среди подростков, либо для усиленной борьбы за моральный образ жизни. Молодежь должна знать факты о ВИЧ и иметь возможность определить, как вести себя в соответствии с полученной информацией.

Христианские организации по борьбе со СПИДом были очень успешны в разработке школьных программ, представляющих факты таком контексте, который побуждает молодежь рассматривать секс с точки зрения здоровья, отношений, свободы выбора и своего будущего. Большинство школ отвергли упрощенные лекции, основанные только на использовании презервативов. Но также они отвергли и моральный подход к этой проблеме. Тем не менее, они желают, чтобы моральные ценности преподносились таким образом, который побуждает молодых людей к постоянным отношениям и верности своему партнеру.

Более полное обсуждение этой темы в главе 12.

Вверх

Cексуальное совершеннолетие

Традиционным способом подавления сексуальной активности среди молодежи является установление официального «совершеннолетия», ниже которого любые действия сексуального характера становятся преступлением.

Возраст совершеннолетия может быть самым разным, в зависимости от страны проживания, даже в странах Европы. Также он может колебаться в зависимости от характера сексуальных действий. Во многих странах проводятся кампании с целью снижения возраста совершеннолетия, особенно если он достаточно высок для вступления в гомосексуальные отношения. Закон является тупым инструментом, с помощью которого регулируется личное поведение между людьми, достигшими совершеннолетия. Случаи судебного нарушения закона о совершеннолетии довольно редки, если только нет доказательств насилия. В обществе нарастает давление с целью установления единого возраста совершеннолетия, позволяющего вступать как в гетеросексуальные, так и в гомосексуальные отношения.

Некоторые, на основании своего понимания морали, аргументируют, что любые гомосексуальные отношения должны считаться противозаконными. И таким образом, достижения совершеннолетия в 21 год - это слишком низкая отметка для вступления в подобные отношения. Однако, существует несогласованность в подобной аргументации, поскольку, хотя некоторые считают супружескую неверность или сексуальные отношения до брака недопустимыми с точки зрения морали, они все же не выступают за то, чтобы подобная практика была признана противозаконной.

Главный вопрос в следующем: хотите ли вы, чтобы людей сажали за решетку, вменяя им нарушение возраста совершеннолетия в качестве преступления? Если ваш ответ «нет», тогда возраст совершеннолетия должен быть пересмотрен, потому что в противном случае закон просто превращается в посмешище.

Вверх

Говорить пациенту правду?

Я никогда не забуду день, когда пошел навестить одного человека, умирающего у себя дома. Меня встретил одну обеспокоенную родственницу больного, которая была уверена, что единственная цель моего посещения заключалась в постановке диагноза и сообщение больному о том, что он умирает. Я не мог сказать ничего, что бы переубедило ее. Она была испугана. В конечном итоге, я и моя команда признали, что работать с этой семьей стало невозможно. Точкой преткновения стали мои слова о том, что, хотя я не упомяну этому человеку о его возможной смерти до тех пор, пока он сам не спросит, все же я не готов ему лгать. Я мог бы ответить ему вопросом на вопрос, например: «Почему ты спрашиваешь?» или «Тебе ведь не становится лучше?», но я был не готов сказать: «Конечно, ты не умираешь, не глупи!»

Причина этого очень проста: доверие. Однажды этот человек осознал бы, что ему солгал. В действительности, насколько я могу судить по его словам, он и сам понимал, что умрет. Большинство людей, больных раком или СПИДом, начинают догадываться о том, что происходит, задолго до того, как им об этом скажут. Хотя они и могут отрицать это по причине страха или чувства вины. Если я зарекомендую себя в качестве лжеца, говоря ложь всякий раз, когда мне это будет удобно, с целью скрыть свое смущение или успокоить страх, то что я буду делать, если больной спросит меня о том, будет ли его смерть сопровождаться ужасной болью? Я отвечу правдиво на этот вопрос, но поверит ли он мне? Часто, когда люди обращаются к нам впервые, они убеждены, что будут «на смерть удушены» болезнью. Их могут преследовать кошмарные сны, они могут быть наполнены страхом. Всякий раз во время приступов кашля эти люди начинают звонить нам. Причиной этому служит непреодолимый страх перед смертью, которая может поджидать их в любой момент.

Истина заключается в том, что в наши дни никто не задыхается до смерти. За последние 20 лет забота в хосписах о людях, страдающих заболеваниями легких, значительно продвинулась вперед. Это правда, но поверит ли общество в нее? Страх перед смертью может быть хуже, чем сама смерть.

Доверие - это самое сильное оружие врача. Именно этим объясняется успех групп поддержки и хосписов. Они внушают доверие, потому что не используют обман, сокрытие фактов и приукрашенную ложь, которые ежедневно практикуются практически в каждой больнице. Если бы врачи только понимали, насколько больные видят все это насквозь!

Причина нечестности врачей, членов семьи и друзей заключается в следующем: мы все любим претворяться, как будто смерть не существует. Но если мы поступаем так, то СПИД будет для нас как внезапный удар молнии, потому что он ставит нас лицом к лицу со смертью и всеми нашими потаенными страхами. Но прежде, чем мы рассмотрим до конца проблемы жизни и смерти, я хочу обратить внимание еще на одну моральную дилемму, с которой я, как лидер церкви, сталкиваюсь каждый день. Люди постоянно задают вопрос: согласны ли вы с теми, кто утверждает, что СПИД - это гнев или суд Божий?

| вперёд >>

Напишите нам